Ко дню Крещения Руси — беседа с родновером

121_sm

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРЕЩЕНИЕ РУСИ

 

1. Почему именно в этот день?

Это день памяти святого равноапостольного князя Владимира. В 988-м году он принял крещение сам, крестил киевлян в водах Днепра, а после и жителей остальных городов Древней Руси.

Конечно, дата во многом условна, дана в пересчете на современный календарь. Также у историков нет единого мнения насчет того, было ли это именно в 988-м году, чуть раньше или чуть позже. Да и строго говоря, крестить сам Владимир не мог, это делали батюшки. Но в любом случае, этот шаг ознаменовал переход государства от язычества к православному христианству. Русь языческая стала Русью православной.

См. подробнее: «Память и похвала князю русскому Владимиру», XI век.

 

2. Вот так сразу перешли в новую, неизвестную для себя веру?

Конечно, нет. Первые упоминания о славянах-христианах относятся еще в VI веку (см. свидетельства Филосторгия, Сократа Схоластика, Мартина Бракарского), а уже в середине VIII века главой Константинопольского патриархата становится Никита I, славянин.

На Руси также постепенно распространяется христианство. «Если говорить о купцах Ар-Рус, то это одна из разновидностей славян. Они утверждают, что они христиане и платят подушную подать», — писал в середине IX века Ибн Хордадбех. Первым же массовым крещением народа Руси считается так называемое «Фотиево крещение», когда «так возгорелись они ревностью и любовью к вере, что приняли к себе епископа и пастыря и с большим усердием и вниманием исполняют христианские обряды», как писал Патриарх Фотий в своем «Окружном послании» 867-го года. Так что к 988-му году христианство и язычество сосуществуют на Руси минимум полтора столетия. Тут можно вспомнить, например, дружину князя Игоря, часть которой приносила клятву еще языческим богам, а часть уже Единому Богу. Ну а про равноапостольную княгиню Ольгу вы, наверняка, и сами слышали неоднократно. Так что христианство никак нельзя назвать новым и неизвестным для Руси конца Х века.

См. подробнее: Петрухин В.Я. Крещение Руси: от язычества к христианству – М.: АСТ, 2006 – 222 с. (глава 2 – Начало христианства на Руси)

 

3. А разве могли язычники добровольно креститься? Их явно заставили.

Это было невозможно. Тот же князь Игорь был убит древлянами-язычниками, когда захотел взять с них дань больше оговоренного размера. Если бы князь Владимир попробовал крестить язычников против их воли, то закончил бы так же, как и его дед Игорь. Учтите, что княжеская дружина измерялась не десятками тысяч и даже не тысячью, а всего несколькими сотнями человек. Для принуждения всех язычников, коих было на несколько порядков больше, такого числа, мягко говоря, недостаточно.

 «Князь и тяготевшая к нему знать не располагали средствами для массовых насилий в обществе, где управляли. Они подчинялись вечу, в распоряжении которого была мощная военная организация – народное ополчение, превосходившее по силе княжескую дружину» — пишет один ведущих отечественных историков, Фроянов И.Я.

См. подробнее: Фроянов И.Я. Загадка крещения Руси – М.: Алгоритм, 2007 – 336 с. (глава 2 – Крещение Руси)

 

4. Если их не заставляли христиане, то как иначе объяснить массовое крещение?

Легко. Ответ кроется в коллективном характере славянского язычества. Выживание общины тысячу лет назад зависело от слаженных действий всех её членов, что проявлялось не только в обороне от врагов или добычи пропитания, но и в области верований. Гнев богов, вызванный нарушением запретов или непочтительным поведением одного конкретного человека, мог стать причиной неурожая, пожара или падежа скотины, что уже несло опасность для всей общины. А потому язычник, как член общины, не был волен выбирать веру или отдельные её положения по своему усмотрению. Всё определялось коллективно.

Вот как, к примеру, выглядело принятия решения западными славянами-язычниками в начале XI века по свидетельству Титмара Мерзенбургского: «Решение необходимого дела обсуждается в общем собрании, после чего все должны дать согласие на приведение его в исполнение. Если же кто-нибудь из селян противится принятому решению, его бьют палками; а если он и вне собрания открыто оказывает ему сопротивление, его наказывают или сожжением и полным разграблением всего его добра, или уплатой соответствующей его рангу суммы денег в их присутствии».

См. подробнее: Ловмянский Г. Религия славян и её упадок (VI-XII вв.) – СПб.: Академический проект, 2003 – 512 с. (Раздел III, глава 1 – Правовой аспект религии славян и их обращение в христианство)

 

5. Т.е. славяне-язычники сами захотели и массово крестились? Это не было единоличное решение князя Владимира?

Разумеется. Было совещание старейшин, «Что же вы посоветуете? Что ответите?», — спрашивал у них Владимир. Были долгие рассуждения и отправка послов, чтобы те своими глазами посмотрели на новую веру. Владимир действовал по решению старейшин, «Где примем крещение?», спрашивал он у них.

См. подробнее: «Повесть временных лет» XII век (описания 986-988 гг.)

 

6. А в чем тогда его заслуга? Почему он Креститель?

Заслуга в том, что сумел всё это организовать. Дело в том, что Византия, от которой наш народ и перенял христианство, отнюдь не горела желанием крестить Русь. Инициатива исходила от самого Киева. Более того, Владимир даже осадил Корсунь, греческую колонию в Крыму близ нынешнего Севастополя, и выдвинул ультиматум Константинополю. Только после этого Византия согласилась прислать священников для Крещения Руси.

Ну и личный пример князя, как лидера, конечно же, тоже был важен, не зря русский народ прославил его в лике святых, а в былинах Владимир, князь киевский, именуется не иначе, как Владимир Красно Солнышко. «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре», — говорили киевляне, выходя принимать крещение.

См. подробнее: «Повесть временных лет» XII век (описания 986-988 гг.)

 

7. Выходит, что Русь чуть ли не сама себя крестила. А есть ли еще аналогичные случаи или Крещение Руси уникально?

Конечно, есть. Дело в том, что опыт Руси не уникален, другие славянские страны шли таким же путем. «И тотчас примеру своего главы и любимого государя последовала масса народа», — писал о крещении Польши Титмар Мерзебургский в XI веке. «Удивительно, как быстро и просто всё это множество народа, услышав слова знатных, склонились к единому решению. <...> Новая религия везде принималась беспрекословно – не нашлось ни одного, кто, после общего согласия, воспротивился бы истине Евангелия», — писали Эббон и Герборд о крещении полабских славян Оттоном Бамбергским в XII веке. Да и сама княгиня Ольга, когда уговаривала сына Святослава принять христианство, сказала ему: «Если ты крестишься, то и все сделают то же».

Это была общая тенденция для большинства славянских народов. Собственно, исключение составило только крещение части западных славян немцам. Там действительно крещение навязывалось извне, а потому было и жесткое сопротивление славян-язычников. Там же где решение принималось самими язычниками, всё проходило мирно, без потрясений.

См. подробнее: Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы и крещение Руси – М.: Наука, 1988 – 272 с.

 

8. Без потрясений? А откуда тогда взялась поговорка «крестили огнем и мечом»?

Да, такая фраза есть. Правда восходит она к одному единственному и многократно уличаемому в подложности тексту Татищева, т.н. «Иоакимовской летописи», где идет речь о крещении Новгорода. Если кратко, то там описываются следующие события.

В город прибыли священники с княжеским воеводой Добрыней, чтобы крестить новгородцев. Заметим, что среди горожан уже были христиане и имелась церковь, но были и язычники, часть которых не пожелала креститься и заградилась на одной стороне реки. Священники не стали настаивать, а начали проповедь на другой стороне, где крестили сотни людей. Язычники же, подстрекаемые жрецом Богомилом, начали нападать на христиан, грабить и убивать их, разрушили церковь, убили жену Добрыни, жившую в Новгороде. Естественно, воевода, как представитель власти, вынужден вмешаться, чтобы остановить разбой и грабежи.

Именно эти события и характеризуются той самой фразой, «огнем и мечом». Однако причина их не в появлении христианства, которое в Новгороде уже было, и не в насильственном крещении, никто не трогал не пожелавших креститься язычников, священники мирно проповедовали, а в учиненном разбое и грабеже. Да и речь здесь не о всей Руси, а только об одном городе, в котором подобные мятежи случались как до 988-го года, так и много позже, когда все уже были давно христианами.

См. подробнее: Толочко А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия – М.: Новое литературное обозрение, 2005 – 544 с.

 

9. Но ведь были же столкновения между язычниками и христианами. Разве можно их игнорировать?

А их никто и не игнорирует, конфликты случались. Просто их причина лежит в иной плоскости, к теме Крещения Руси они не относятся.

Вот смотрите, если сегодня ссорятся из-за парковочного места буддист и мусульманин, то разве можно говорить, что причина их ссоры из-за разницы вероисповеданий? Также и со столкновениями между христианами и язычниками. Если внимательно вчитаться в эти, надо сказать, немногочисленные сообщения, то станет ясно, что имели место не религиозные конфликты. Никто не трогал язычников только лишь за то, что они были язычниками.

См. подробнее: Кузьмин А.Г. Крещение Киевской Руси — М.:Алгоритм, 2012 — 272 с.

 

10. То есть что, язычники могли сохранить свою веру под властью христианских князей?

Конечно, нам известны такие, хотя и не многочисленные случаи, когда отдельные языческие поселения действительно отказывались креститься. Такими городами были, например, Ростов и Муром, населенные в ту пору финноугорскими народами. Условия мирного сосуществования были простые – исполнение закона. Если язычники не учиняли разбоев, то их не трогали и даже защищали: «Обидел кого, даже язычника, епитимьи (церковное наказание) 18 дней. Пихнул кого, даже язычника, епитимья до вечера; ударил по лицу – епитимья 12 дней», — читаем мы в «Послании Иакова Черноризца к ростовскому князю Дмитрию Борисовичу». Такой подход сильно удивлял иностранцев, немецкий хронист Инфлянт даже писал в XIII веке, что «у русских царей есть обыкновение, когда они захватывают какой-нибудь народ, не приводить его к вере христианской, а заставлять платить себе подати и налоги».

Так что, как видим, стремления любой ценой крестить язычников на Руси не было.

См. подробнее: Карпов А.В. Язычество, христианство, двоеверие: религиозная жизнь Древней Руси в IX – XI веках. СПб.: Алетейя, 2008. 184 с.

 

11. Да, не трогали? А как же уничтожение идолов?

Тоже было. Лучше всего об этом высказался академик Лихачев: «Столкнули в воду этих идолов стоявших в Киеве. О них поплакали и о них забыли. И заметьте — не порубили, не сожгли. Проводили с почестями: так обветшалую икону будут класть на воду, доверяя ее реке. И все. Древние боги ушли».

Ну и стоит напомнить, что, во-первых, идолы – не люди, а во-вторых, идолам порой приносили человеческие жертвы, так что уничтожение идолов было частью пресечения этой дикой традиции.

См. подробнее: Васильев М.А. Язычество восточных славян накануне крещения Руси –М.: Индрик, 1998 – 329 с. (Глава 3 – Пролог крещения Руси, 980-е годы)

 

12. Разве у славян-язычников были человеческие жертвоприношения? Это была такая кровожадная вера?

Славянское язычество было далеко не самое кровожадное. Не было, например, ритуального каннибализма, характерного для тех же кельтов-язычников. В жертву богам приносили, как правило, часть урожая или животных, и лишь в крайних случаях прибегали к умерщвлению человека, когда обычные жертвы не помогали. Причем человеческие жертвы славяне приносили в гораздо меньшем объеме, чем было принято у ацтеков, но всё же они случались. И естественно, христианство с ними боролось.

См. подробнее: Русанова И.П., Тимощук Б.А. Языческие святилища древних славян – М.: Издательство «Ладога-100», 2007 – 304 с. (Раздел III «Жертвоприношения человека»)

 

13. А с какими еще проявлениями язычества боролось христианство?

С ритуальным блудом, когда массовые соития предписывались самой языческой традицией. Вот, к примеру, как описаны очевидцем, путешественником Ибн Фадланом, похороны знатного человека в первой половине Х века: «Затем вошли в шалаш шесть мужей из числа родственников её мужа и все до одного сочетались с девушкой в присутствии умершего. Затем, как только покончили с осуществлением своих прав любви, уложили её рядом с её господином».

Также боролись и с ритуальным опьянением, издревле известным у славян. «Варвар был пьян, и от хмеля его разум помрачился: дело в том, что в этот день он устраивал поминки по умершему брату, как им велит обычай» — еще в VII веке писал Феофилакт Симокатта, рассказывая о дакийских славянах, воюющих с ромеями.

Конечно, и блуд, и пьянство и другие грехи встречались и после Крещения Руси, но теперь это уже был личный выбор каждого отдельного человека, а не предписание веры.

См. подробнее: Гальковский Н.М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси – М.: Фонд «Мир», Академический проект. 2013 – 575 с.

 

14. Но ведь это всё равно было страшное потрясение, сменить язычество на христианство, ведь они принципиально разные! Разве нет?

Разные, но не взаимоисключающие, если можно так выразиться. Смотрите, славяне-язычники уже знали такое понятие, как «Бог». Они верили, что после смерти человек попадает в иной мир, причем его положение в нем, лучшее или худшее, зависит от земных поступков. Они верили, что между миром естественным и сверхъестественным существует связь и что на эту связь можно влиять, что существуют сверхъестественные личности, с которыми можно контактировать, и это именно личности. У славян-язычников были святилища, которые они стремились украшать драгоценными металлами, на содержание святилищ собирали десятину. Всё это, как не трудно увидеть, есть и в христианстве. Отличие только одно – Знание о Едином Боге и возможность личного контакта с Ним.

Это Знание дополнило картину мира славян-язычников, а не уничтожило её. Естественно, в Его свете многое стало оцениваться по-другому, прежние боги не исчезли, а стали просто иначе восприниматься. Это всё равно, что вы в темной комнате вкрутите, наконец, лампочку и зажжете. Все прежние вещи, что были в темноте, останутся на месте, просто вы перестанете на них натыкаться, расшибая в кровь свой нос.

См. подробнее: Кривошеев Ю.В. Религия восточных славян накануне Крещения Руси

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян – М.: Наука, 1980 – 608 с.

 

15. Хорошо. А разве могли славяне-язычники, привыкшие к своим славянским богам, в одночасье поверить в нового и чужого бога?

Во-первых, для язычества в целом характерны заимствования «чужих богов», в этом ничего удивительного нет, вспомните хотя бы как древние римляне почти целиком переняли греческих богов. Нечто подобное было и у славян, боги соседних народов нередко становились частью славянского пантеона. Хорс и Семаргл, например, имеют иранское происхождение, восточные народы имели тесные контакты с частью североиранских народов. Перун и Велес являлись общими для славян и балтов, у которых они именовались Перкунас и Вельнес, соответственно. А западные славяне вообще поклонялись христианскому святому Витту, как языческому богу Святовиту, а Троицу переняли под видом Триглава. Так что «чужеродность» никаким препятствием для славян-язычников быть не могла.

Ну а во-вторых, славяне, конечно же, прониклись новой верой не в одночасье.

См. подробнее: Васильев М.А. Язычество восточных славян накануне крещения Руси: религиозно-мифологическое взаимодействие с иранским миром –М.: Индрик, 1998 – 329 с. (Глава 1 и 2 – Бог Хорс и Божество Семаргл)

См. подробнее: Ловмянский Г. Религия славян и её упадок (VI-XII вв.) – СПб.: Академический проект, 2003 – 512 с. (Раздел II, глава 4 – Религия западных славян)

 

16. То есть вы не отрицаете, что вчерашние язычники отнюдь не сразу стали благоверными христианами?

Безусловно, этого никто и не отрицает. Равно как человек, покрестившись, только начинает свой путь ко Христу, так и Русь, приняв Крещение, начала свой путь.

К тому же были и чисто «организационные» сложности – должного количества священников в 988-м году еще не имелось, чтобы отправить их абсолютно во все города и веси. Причем нужны были именно местные священники, которые бы отлично знали язык и свою паству. Потребовалось некоторое время, около сотни лет, чтобы христианство начало пронизывать не только крупные города, но и мелкие поселения, что легко прослеживается по смене погребального обряда с языческого сожжения на христианское погребение.

 «Нельзя не отметить общих тенденций развития погребального обряда в XI-XII вв. от Приднепровья до Белозерья, которые, безусловно, отражают единый по направленности процесс христианизации. Важный вывод, который можно сделать из наблюдений за эволюцией обряда, — это постепенное и, стало быть, не насильственное восприятие христианских идей, в частности идей, связанных с представлениями о «том свете» и эсхатологией» — отмечает Петрухин В.Я., доктор исторических наук.

См. подробнее: Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X-XIII вв. – М.: Наука, 1989 – 232 с.

Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков – М.: Гнозис, 1995 – 320 с.

 

17. Тогда зачем вообще было нужно Крещение? Какой был прок?

На это есть несколько точек зрения. Советская, атеистическая наука видела в этом, прежде всего, объединяющую роль. Единая вера для всех концов русской земли скрепляла государство лучше, чем язычество, при котором каждый край поклоняется своему богу. Причем единая вера позволяла русским землям объединяться даже после сотни лет раздельного существования в виде отдельных княжеств под монгольской пятой. Также важным стало знакомство с античной и средиземноморской культурой и наукой.

Наиболее точным выражением этих двух точек зрения являются слова академика Рыбакова: «Несомненна прогрессивная роль церкви как организации, помогавшей укреплению молодой русской государственности в эпоху бурного поступательного развития феодализма. Несомненна и её положительная роль в развитии русской культуры, в приобщении к культурным богатствам Византии, в распространении просвещения и создании крупных литературных и художественных ценностей».

А для самих христиан Крещение Руси, конечно же, стало началом пути ко спасению и радостью от соприкосновения с живым истинным Богом.

См. подробнее: Лихачев Д.С. Крещение Руси и государство Русь – М.: Новый мир, 1988, №6 – с.249-258

Часть 2 – мифы о Крещении Руси

Часть 3 – вопросы о христианстве

Добавить комментарий