Трансформация национальной идентичности в русском неоязычестве

Бабенко Ф.В.

   В 2010 году в России завершили последнюю по времени перепись населения. Среди прочих народов она зафиксировала национальность «ведруссы»[1]. Подобная идентичность основана на неоязыческой литературе[2], что дает основания поднять вопрос о трансформации национальной идентичности в русском неоязычестве.

Впервые слово «ведруссы» фиксируется в книге Мегре В.Н. «Родовая книга»

   Причины такой трансформации во многом обусловлены генезисом неоязычества как такового. Оно родилось из отторжения частью западного общества тенденций ХХ века. Стиранию национальных и культурных границ противопоставлялись национальная и культурная уникальность. Культу коллектива и «светлого будущего» – индивидуализм и «светлое прошлое». Эксплуатации природы – фанатичная забота о ней. Воплощением подобных протестов и стал образ утраченного некогда язычества.

   Уже к середине ХХ века неоязыческие организации обладали достаточным весом на Западе. Так, 6 августа 1946 года принцесса Елизавета (будущая королева Великобритании Елизавета Вторая) была публично посвящена в мистический круг бардов[3], одну из ступеней посвящения в неодруидизме. Первая же русская неоязыческая организация появилась лишь в 1986 году, «Общество волхвов»[4].

Princess Elizabeth Saxe-Coburg Gotha initiated into the Druid Order (1946)

   Безусловно, тенденции ХХ века (индустриализация, рационализация, глобализация) существовали и в СССР, но к появлению неоязычества они не приводили. Связано это как с характером советской идеологии[5], воспевающей коллективизм и дружбу народов, так и с православным характером русской культуры[6], также ценящей соборность и национальное многообразие поместных Церквей. Все эти факторы не давали почвы для развития неоязычества.

Главный храм РУН-веры, Спринг-глен, Нью-Йорк, США

   Но как только советская идеология и православная культура переставали оказывать должное влияние, неоязыческие культы возникали практически в одночасье. В 20-е гг. Латвия независима от России и СССР. Тогда же возникает Диевтуриба[7], латышская неоязыческая организация. В 30-х гг. возникает армянское неоязычество[8], но не в АССР, а в кругах армянской эмиграции на Западе. Аналогично в 40-х гг. возникает РУН-вера[9], украинское неоязычество, также в кругах эмиграции, а не на территории УССР. В этом ряду дата возникновения русского неоязычества становится абсолютно понятной и логичной. 1986 год, начало перестройки советского общества по западному, демократическому образцу.

   Отсюда напрашивается вывод, что принципиальным для возникновения неоязычества являются не столько вызовы современности, сколько современное западное мировоззрение. Ценности русского неоязычества оказываются удивительно схожими с ценностями западного мира:

  • Это и повышенный интерес к сексуальности – один из основателей русского неоязычества, Алексей «Доброслав» Добровольский, без стеснений описывает «хороводно-эротические игрища вокруг Х#РА (фаллического идола – Ф.Б.[10]. Илья «Велеслав» Черкасов, не менее популярный автор, предлагает своим последователем следующий путь обретения знаний: «Тот обретёт величие и ведание, кто, поставив Её перед собой хозяйкой, прильнёт устами к Её пышущей жаром п…де, раздвигая губы языком и вбирая в себя все соки живительные, приникая и отпадая от п…ды, зря, как сосцы Её вторят движениям твоим, внутрь Её шепча имя заветное: «ЖИВА»»[11].

 

Кадры неоязыческого праздника «Купала», день летнего солнцестояния

  • И инфантильность – гипертрофированное чувство свободы, свойственное подросткам, ярко выражено в популярном неоязыческом лозунге «мой бог меня рабом не называл»[12]. Да и само язычество, о возрождении которого заявляют неоязычники, ими прямо увязывается с детским мировоззрением: «язычество, как оно было свойственно древним, в полной мере наблюдается у всех детей»[13].
  • И индивидуализм – большинство неоязычников это одиночки, которые не посещают коллективных праздников. А среди посещающих всего 14% состоят в каких-либо неоязыческих организациях и объединениях[14].

   Всё это и создает предпосылки для изменения национальной идентичности, ведь вышеописанные ценности не имеют серьезной опоры в традиционной русской культуре[15].

Деление народов по т.н. «Славяно-Арийским Ведам»

   Неоязычество находит простой выход – создание новой идентичности. К таковым можно отнести «дарийцев», «харийцев», «расенов» и «святорусов»[16], упомянутых в самом начале «ведрусов». Возникают из прошлого давно исчезнувшие племена, например, кривичи[17] или меря[18]. Становится популярной идентичность «славяне», хотя она не верна, ведь это не народ, а некая языковая общность народов. Вместо слова «русский» используется слово «русич», которое никогда не было самоназвание русского народа, оно фиксируется в одном единственном средневековом источнике, в «Слове о полку Игореве». Доходит до того, что само слово «русский» вызывает у неоязычников отторжение. На неоязыческих ресурсах нередко можно встретить подобные строки: «И прости меня, Русь,/ Что носил искаженное имя.../ Я не «русский». Я — Рус,/ Русич я пред очами твоими!»[19].

Пример неоязыческого мотиватора

   Не случайно также и то, что ни одна заметная русская неоязыческая организация не имеет в своем названии слова «русский»: «Коляда вятичей»[20], «Схорон еж славен»[21] и т.д. ССО СРВ[22], крупнейшее объединение русских неоязычников, так и вовсе дважды подчеркивает именно славянскую, а не русскую идентичность: «Союз славянских общин славянской родной веры».

   Всё это позволяет говорить о конфликте идентичностей. Русской идентичности «по рождению» и оппозиционной, не русской по своим ценностями идентичности, формируемой неоязычеством. Это не означает, что каждый русский неоязычник автоматически перестает называть и считать себя русским. Но неоязычество имеет все основания для такой смены идентичности, что и проявляет себя в виде появления новых, неоязыческих национальностей в перечне народов России. «Ведруссы» тому яркий пример.

   Иллюстрированный текст статьи: https://vk.com/@rodnoverie_vs_pravoslavie-transformaciya-nacionalnoi-identichnosti-v-russkom-neoyazych.

[1]Всероссийская перепись населения (2010), результаты, раздел 4.1 «Национальный состав населения» — https://goo.gl/oTeUAL;

[2]Впервые слово «ведруссы» фиксируется в книге Мегре В.Н. «Родовая книга», шестая книга из серии «Анастасия»;

[3]Princess Elizabeth Saxe-Coburg Gotha initiated into the Druid Order (1946): https://goo.gl/E7xP9J;

[4]Шнирельман В.А. Русское родноверие: неоязычество и национализм в современной России – М.: Издательство ББИ, 2012 — с. 127;

[5]См. «Моральный кодекс строителя коммунизма»;

[6]См., например, Громыко М.М., Буганов А.В., О воззрениях русского народа — М.: Паломник, 2000 — С.543, илл;

[7]Рыжакова С. И. Dievturība. латышское неоязычество и истоки национализма. — М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1999. — 35 с.;

[8]Антонян Ю.Ю. «Воссоздание» религии: неоязычество в Армении // Laboratorium. Журнал социальных исследований. — 2010. — 105 с.;

[9]10.6. Неоязичницькi органiзацiї// Кислюк К. В., Кучер О. М. Релігієзнавство: Навч. посібник для студентів вузів / Народ. укр. акад. — 3-є вид., перероб. і доп. — К.: Кондор, 2004. — 646 с;

[10]Добровольский А.А. (волхв Доброслав), Слава Яриле! (1995): http://dobroslav.info/slava-yarile-1995/;

[11]Черкасов И.Г. (Волхв Велеслав), Черная книга Мары, — М., 2008, с.90.;

[12]Лозунг существует в разных формулировках и графических оформлениях, но все они восходят к популярному у неоязычников отрывку из советского фильма-сказки «Василий Буслаев» 1982-го года, где главный герой отвечает византийскому императору, что «мой Бог меня рабом не кличет»;

[13]Дмитрий Гаврилов (он же «Иггельд», один из лидеров «Круга языческой традиции»): http://www.triglav.ru/forum/index.php?showtopic=274 ;

[14]Шиженский Р. В., Тютина О. С. Самоидентификация славянских язычников: социальный портрет, государство и образ лидера (по данным полевых исследований) // Новейшая история России. 2016. № 1 (15). С. 202.;

[15]См., например, Православная вера и традиции благочестия у русских в XVIII-XX веках: этнографические исследования и материалы / [О.В. Кириченко, Х.В.Поплавская; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н Миклухо-Маклая]. — М.: Наука, 2002. — 469 с., ил.;

[16]Хиневич А. Ю., Иванов Н. И. Славяно-Арийские Веды. Части 1-4. / Древнерусская инглиистская церковь православных староверов-инглингов. — Омск, 2005 г.;

[17]http://www.krivichi.org;

[18]http://merjamaa.ru;

[19]Леонид Корнилов – «Русь», 2011 г.;

[20]https://vk.com/club43117326;

[21]https://vk.com/sdrugashoron;

[22]http://www.rodnovery.ru;

Добавить комментарий