Богатые реже молятся

Исповедовать какую-либо религию или нет, каждый человек решает сам. Это и есть свобода совести, провозглашенная в конституции как нашей страны, так и большинства прочих государств. Запрещать или разрешать нельзя, но спросить-то можно?

Именно это и сделали социологи. Исследовательский холдинг Ромир обнародовал результаты опроса, проведенного как в России, так и во многих других странах мира в рамках масштабного ежегодного международного опроса Ассоциации Gallup International/WIN «Глобальный Барометр Надежды и Отчаяния» («Global Barometer on Hope and Despair»). Опрос охватывал большую часть населения земного шара (порядка 70%) и уже этим особо интересен. В опросе, согласно социологической выборке, участвовали 50 тысяч жителей Земли в 57 странах мира. Россиян социологи Ромир опрашивали по национальной вероятностной выборке с помощью личных, телефонных и онлайновых интервью.

В ходе опроса респондентам задали одинаковый вопрос: «Вне зависимости от того, посещаете ли Вы места общественного богослужения или нет, Вы считаете себя религиозным человеком, нерелигиозным человеком или убежденным атеистом?»

В глобальных масштабах результат могут смело записать себе в актив священнослужители всех имеющихся конфессий. Больше половины жителей нашей планеты (59%) считают себя людьми религиозными. Лишь каждый четвертый-пятый житель Земли (23%) назвал себя нерелигиозным человеком — то есть верящим в Бога или какие-то высшие силы, но не идентифицирующим себя с конкретной конфессией и обряды не соблюдающим.

А россияне? Мы по части религиозности не впереди планеты всей, но и не позади. Ровно посередине, среднестатистические верующие. 55% жителей России назвали себя религиозными людьми, 26% — нерелигиозными, а 6% — убежденными атеистами. При этом за семь лет с момента проведения аналогичного опроса индекс религиозности россиян понизился на 2%, а индекс атеизма вырос на те же 2%. Что идет несколько вразрез с устоявшимся мнением о том, что мы все чаще ищем и находим «дорогу к храму», но из опроса цифру не выкинешь, как из песни — слова.

Было также опровергнуто расхожее суждение о том, что религия — это «для женщин», или «для стариков» и т.п. Различия по полу и возрасту в вопросе о религиозности оказались весьма незначительны — в пределах допустимой статистической погрешности. А вот к числу факторов, действительно влияющих на уровень религиозности граждан, относятся образование и доход. Так, среди людей, не имеющих полного среднего образования, религиозными себя назвали 67%, а среди выпускников вузов — только половина (52%). Двое из трех землян с низким уровнем дохода считают себя религиозными, однако таких лишь половина среди тех, у кого доходы высокие и выше среднего.

Соответственно и страны мира по уровню религиозности поделились на «богатых» и «бедных». Это наглядно видно на графике, который по итогам опроса нарисовали социологи.

Смотрим на график, водим указкой. Только Бразилия, Македония и Армения не относятся к группе беднейших стран мира. Зато небогатая Армения является первой страной в мире, где христианство в начале 4-го века было принято в качестве официальной государственной религии. Что же касается Бразилии, то она покинула лагерь бедных стран менее 15 лет назад. Во второй десятке «самых религиозных» стран мира — Грузия, Пакистан, Афганистан, Молдавия, Колумбия, Камерун, Малайзия, Индия, Польша, Южный Судан. Из них только Польша и Колумбия являются странами со средним уровнем экономического развития.

А вот в числе стран с самой большой долей атеистов оказались в основном экономически процветающие страны, как, например, Япония, Чехия, Франция, Германия, Нидерланды, Австрия, Австралия. Только Китай, где доля атеистов составляет почти половину (47%) населения, не относится к группе самых богатых стран мира. Но говоря о Китае, не стоит забывать, что религиозность здесь не приветствуется, а вот коммунистическая идеология главенствует во всех сферах жизни. Еще семь стран — Канада,Испания, Швейцария, Гонконг, Швеция, Бельгия — имеют долю атеистов в 1,5 раза выше среднемировой. Все они относятся к «клубу» самых богатых стран мира.

Исследование выявило интересные различия между представителями разных конфессий. По сравнению с мусульманами и иудеями, среди христиан число людей, относящих себя к «религиозным», выше. В «христианских» странах 81% граждан считает себя религиозными, а 16% нет. У иудеев — 38% и 54% соответственно, то есть верующих намного меньше, чем безбожников. У мусульман все наоборот — 74% религиозных и 20% (каждый пятый) — нет. Самый же высокий процент «религиозных» граждан был выявлен среди индуистов (82%). Интересно, что среди наиболее религиозных стран оказалось много православных — Сербия, Македония, Грузия, Румыния и Молдавия.

В России показатели религиозности оказались следующими: 55% религиозных, 26% нерелигиозных, 6% атеистов и 13% затруднившихся с ответом. При этом стоит заметить, что доля россиян, называющих себя религиозными, за последние 7 лет, с момента последнего аналогичного опроса, практически не изменилась. В 2005 году религиозными себя считали 57% россиян, а атеистами называли себя 4% населения.

Зато в мире, считают социологи, доля религиозного населения неуклонно снижается. В среднем за последние семь лет число верующих сократилось на 9 процентов. А в некоторых странах это снижение составило порядка 20 процентных пунктов — например, во Франции, Швейцарии, ЮАР. То есть от Бога отошел практически каждый пятый.

Сильно выросло число верующих (на 4-6 процента) за последние семь лет только в Македонии, Сербии, Румынии, Молдавии, Пакистане и Малайзии. Но индекс религиозности в этих странах и в 2005 году был выше 70-75%. Да и обстановка способствовала, со всеми известными трагедиями и потрясениями.

Истину, что богатые, благополучные и здоровые реже плачут и с меньшей охотой молятся, все эти цифры только подтверждают.

Мнения

Андрей Милехин, президент холдинга Ромир, директор-координатор Gallup International/WIN по России, СНГ и Восточной Европе:

— График соотношения богатства страны и уровня ее духовности оказался вполне закономерным, хотя и не обошелся без исключений. Как мы видим, в лагере наиболее религиозных оказались в основном самые бедные страны. Вера, видимо, помогает переносить тяготы и невзгоды повседневной жизни. Зато большинство стран с высоким уровнем экономического развития не смогли перешагнуть серединную отметку шкалы религиозности. Исключение здесь составили Италия и США, где вопросы веры возведены практически в государственную традицию. Любопытно понаблюдать, как расположились в общемировом рейтинге страны БРИК — они образовали некий коридор, на «религиозном» конце которого расположились индусы и бразильцы, а на «атеистическом» — китайцы. И Россия где-то посередине — в меру богатая и в меру верующая. По общим ощущениям, индекс уровня религиозности во многом совпадает с индексами оптимизма и личного счастья, которые традиционно измеряет Gallup International: чем богаче страна, тем менее счастливыми и оптимистично настроенными ощущают себя ее граждане. Грустная тенденция.

Юлия Синелина, доктор социологических наук, руководитель отдела социологии религии ИСПИ РАН:

— Вывод о том, что «бедные» страны более религиозны, чем «богатые», конечно, имеет основания, он весьма популярен и уже неоднократно был озвучен. Особенно этот тезис работает в самых «бедных» странах. Но, что касается европейских стран, все же стоит учитывать культурные и исторические особенности. Например, в протестантских странах уже несколько десятилетий доля нерелигиозных людей существенно выше, чем в католических. Исключение из этого правила — Франция — имеет свою историческую специфику. В тренде снижающейся религиозности в протестантских странах, вероятно, стоит рассматривать и снижение доли религиозных людей в США и Швейцарии.

Сам по себе факт снижения религиозности в США очень интересен, поскольку долгое время США были главным исключением из вышеуказанного правила — чем «беднее, тем религиознее», — что служило одним из доводов против всей теории секуляризации. Европейские и американские социологи на протяжении последних 20 лет прогнозировали, что вслед за секуляризацией северных протестантских стран последует секуляризация Средней Европы, а затем и Южной. Возможно, данные о снижении религиозности в Германии, Швейцарии и Австрии свидетельствует об этом процессе.

Важное значение для уровня религиозности имеет и ситуация, когда религия является определяющим фактором самоидентификации в условиях сложной политической и межконфессиональной ситуации либо на границах страны, либо внутри нее, как это происходит в Сербии, Македонии, Ираке и Пакистане. Иначе говоря, ситуация потенциальных или реальных межрелигиозных конфликтов, существование на линии религиозного фронтира с некой «враждебной» культурой, как правило, влияет на повышение уровня религиозности. В таких условиях долгое время существовала и Польша, и до сих пор она одна из самых религиозных стран Европы.

«Российская газета» — Федеральный выпуск №5852 (179)

Миссионерский отдел