Миссионерский отдел

Санкт-Петербургской епархии

Итоговая декларация конференции «Тоталитарные секты и демократическое государство» Новосибирск, 9 – 11 ноября 2004 г.

09.04.2013

Итоговая декларация конференции “Тоталитарные секты и демократическое государство” Новосибирск, 9 – 11 ноября 2004 г.

Мы, участники Международной научно-практической конференции “Тоталитарные секты и демократическое государство”, организованной Новосибирской епархией РПЦ — религиоведы, теологи, священнослужители, эксперты по проблемам сект и культов, психологи, психиатры, журналисты, юристы, представители общественных организаций и госструктур, центров информирования о деструктивных культах и служители традиционных религий — граждане разных стран, люди разных национальностей, убеждений и вероисповеданий, констатируем угрозу, нависшую над Россией и другими государствами — угрозу правам человека и демократическим свободам. Одним из главных источников этой угрозы являются тоталитарные деструктивные секты и стоящие за некоторыми из них отдельные государства и международные экстремистские организации. Бесконтрольная деятельность тоталитарных деструктивных сект имеет характер неприкрытой экспансии, наносящей непоправимый вред здоровью людей, попирающей фундаментальные права человека, создает угрозу семье, обществу и государству.

Тоталитарные секты определяются как группы, позиционирующие себя в качестве религиозных, политико-религиозных, психологических, целительских, образовательных, культурологических и иных объединений , которые

• авторитарно управляются лидерами, чьи полномочия основаны на приписывании им мистической власти и могущества и чьими действительными целями являются власть над своими последователями и их эксплуатация ;

• стремятся полностью контролировать своих членов путем манипуляции их сознанием и регламентации всех аспектов их жизни, а также и другими способами в той или иной мере нарушают их права, равно как и права людей, входящих с такими группами в соприкосновение;

• противопоставляют свою организацию, свою идеологию и субкультуру всем другим видам сообществ и человечеству в целом, всем разновидностям мировоззрений и культур.

Следует отметить, что перечисленные характеристики присущи различным группам в разной степени.

По мнению участников Конференции, опасность тоталитарных сект заключается в следующем.

Их структуры и экстремистские методы бросают вызов общепризнанным демократическим ценностям. Претензии лидеров подобных сект на абсолютную правоту в сочетании с требованием от адептов безоговорочного подчинения организации и/или ее лидеру позволяет порабощать людей, которые ищут для себя опоры в сложной жизненной ситуации, стремятся обрести более адекватное мировоззрение.

Отрицательными последствиями членства в этих сектах могут стать серьезные изменения личности их последователей, утрата восприятия ими действительности, что может привести к конфликтам с родственниками, близкими людьми. Кроме того, в результате слишком резких мировоззренческих и ценностных изменений, а также в связи с использованием тоталитарными сектами деструктивных методов воздействия на психику человека часто возникают социально-психологические проблемы, среди которых следует упомянуть отчуждение членов секты от внешнего мира, вынужденный переход на менее квалифицированную работу, прекращение работы и/или образования, замкнутость, агрессивность в фанатичном отстаивании своей идеологии, а также отказ от критического и рационального мышления.

Заложенные в личности некоторых людей склонность к зависимости, несамостоятельность и замкнутость в подобных группировках за счет их тоталитарного характера часто еще более усиливаются. Введение в заблуждение путем скрытых методов манипулирования сознанием и психологического насилия, а также проникновение тоталитарных сект в сферу политики и экономики, показывают опасность такого рода организаций.

Применение психологического насилия, трудовая, финансовая, эмоциональная, подчас сексуальная эксплуатация адептов, их социальная изоляция и серьезные ограничения личной свободы посредством использования методов манипулирования и контроля сознания, нанесения вреда психике и здоровью, ряд смертных случаев приводят к неопровержимому выводу, что тоталитарные секты в своей деятельности систематически нарушают Всеобщую декларацию прав человека, в частности:

Ст. 3, гласящую: “Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность”;

Ст. 4 — “Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех видах”, фактически участвуя не только в преступной торговле людьми (некоторые тоталитарные секты), но и часто создавая для своих адептов действительно рабские условия;

Ст. 5 — “Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию”;

Ст. 12 — “Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь…”;

Ст. 16, п.п. 2, 3 — “Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак, сторон. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства”;

Ст. 17 — “Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества” (нарушение этого положения является фактической целью создания большинства деструктивных сект; при этом использование психологических методов манипулирования и давления носит особо изощренный характер).

Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают нарушают ст. 18 — “каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения…”, ст. 19 — “каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами…”, а также п. 2 ст. 1 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (резолюция 36/55 Генеральной Ассамблеи ООН) — “Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь религию или убеждения по своему выбору...”

Использование психологического насилия при вербовке заставляет констатировать нарушение п. 2 ст. 20 — “Никто не может быть принуждаем вступать в какую-либо ассоциацию”.

Социальная изоляция адептов, их исключение из общественных процессов, практикуемое в ряде сект, нарушает ст. 21 — “Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей”, а также ст. 29 — “Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности”.

Жесткая регламентация поведения, использование неоплачиваемого или мало оплачиваемого труда, посредством психологического принуждения, нарушает ст. 23 — “Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения”, а также ст. 24 и 25.

Ст. 26 — “Каждый человек имеет право на образование”, нарушается рядом тоталитарных сект, практикующих фактическое лишение адептов и их детей данного права.

Для большинства тоталитарных сект характерно нарушение ст. 27 — “Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами”.

Практика незаконного вовлечения несовершеннолетних прямо нарушает п. 2 ст. 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений — “Каждый ребенок имеет право на доступ к образованию в области религии или убеждений в соответствии с желаниями его родителей или, в соответствующих случаях, законных опекунов и не принуждается к обучению в области религии или убеждений вопреки желаниям его родителей или законных опекунов, причем руководящим принципом являются интересы ребенка” и п. 5 той же статьи — “Практика религии или убеждений, в которых воспитывается ребенок, не должна наносить ущерба ни его физическому или умственному здоровью, ни его полному развитию…”

Также деятельность тоталитарных сект нарушает ряд других международных актов и положений национального законодательства Российской Федерации и других стран, цитирование которых не допускает объем данной Итоговой декларации.

Вышеизложенное стало причиной активной общественной и правительственной политики европейских стран и Совета Европы, направленных на защиту гражданских прав от угрозы тоталитарных сект. Осознав (особенно ясно — после самоубийств и убийств последователей “Храма солнца” в 1994, 1996 и 1997 гг.), что демократическим принципам угрожает новая опасность, во многом аналогичная, по сравнению ряда немецких исследователей, с нацизмом, Европа приняла ряд мер, ограничивающих деструктивную деятельность социально-опасных сект. Помимо законодательных инициатив и конкретных мероприятий, осуществленных отдельными европейскими странами, следует упомянуть следующие постановления общеевропейских структур: единогласное Решение Ассамблеи Совета Европы о создании организаций помощи жертвам деструктивных сект от 22.06.1999 г., Рекомендации Европейской парламентской ассамблеи № 1178 от 1992 г. “Секты и новые религиозные движения”, Решения кабинета министров Совета Европы от 1994 г., Решения Европарламента от 12.02.1996 г., Решения кабинета министров Совета Европы № 9220 от 19.09.2001 года.

В связи с этим, а также в связи с более высоким уровнем информированности населения Западной Европы, эпицентр сектантской активности сместился в страны Восточной Европы. В России и ряде других восточноевропейских стран бытует расхожий (и ошибочный) стереотип, что любая группа, называющая себя религиозной, хороша, так как “несет веру в нечто хорошее”. Результатом этого стало распространение куда большого, чем в странах Европейского Сообщества, числа деструктивных сект.

Мы настаиваем на верности позиции Совета Европы, что “реализация права на свободу совести не должна осуществляться за счет прав других граждан” и в связи с вышеизложенным обращаемся к Президенту, Федеральному Собранию, Государственной Думе и органам исполнительной власти Российской Федерации со следующими инициативами, в рамках реализации Решения Ассамблеи Совета Европы от 22.06.1999 г., других международных актов и мер, направленных на защиту прав человека:

1. К сожалению, традиционные культурообразующие конфессии, несущие огромный груз социального служения и вклада в стабильность государственно-конфессиональных отношений, были вынуждены принять на себя обязанность по противодействию деятельности деструктивных культов, являющихся источником агрессии для всех граждан России. Мы считаем, что в этой работе должны принять активное участие государственные структуры, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

2. Отдавая себе отчет в том, что любое изменение законодательства — весьма сложный, трудоемкий и долгий процесс, мы, тем не менее, считаем необходимым совершенствование российского законодательства и принятие правовых мер по примеру европейских демократических стран (Франции, Бельгии и Германии) по ограничению деструктивной деятельности тоталитарных сект.

3. Обращаем внимание на крайнюю необходимость для органов юстиции непременно проводить всестороннюю научную экспертизу (с учетом правовых, медицинских, психологических, социальных и религиоведческих аспектов) при регистрации и перерегистрации религиозных организаций и групп. Такую же экспертизу необходимо проводить в отношении тех религиозных и квазирелигиозных объединений, которые регистрируют свои структуры как общественные, благотворительные и/или образовательные.

4. Для квалифицированной экспертизы необходимо приступить к созданию банка данных в органах юстиции, используя наработанный материал информационных центров и миссионерских структур традиционных конфессий, зарубежных организаций и сформировать при министерстве юстиции экспертный совет из числа специалистов в соответствующих научных сферах, сотрудников министерства здравоохранения, министерства внутренних дел, министерства образования, федеральной службы безопасности, прокуратуры и делегированных представителей традиционных религий. Критерии отбора членов экспертного совета должны быть гласными; члены экспертного совета должны работать на профессиональной основе.

5. В судебной практике фактически не используется 239 статья Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с чем предлагаем внести соответствующее уточняющее дополнение в УК РФ. Мы считаем совершенно необходимым поставить перед органами прокуратуры и силовых ведомств, а также судов вопрос о соотношении юридических критериев между совершенными конкретными лицами преступлениями и причастностью к этому организации, членами или последователями которой они являлись. Мы рекомендуем провести обобщение судебной практики по религиозным делам и членам религиозных организаций и групп с учетом обстоятельств совершения преступлений. Также необходимо сформулировать систему показателей для такого обобщения.

6. С целью противодействия противоправной, антигосударственной и экстремистской деятельности тоталитарных сект, по примеру таких стран как Франция, Германия, Польша и т. д., создать специальные структурные подразделения в Прокуратуре, Федеральной службе безопасности и Министерстве внутренних дел.

7. С целью пресечения столь распространенного незаконного проникновения деструктивных культов в систему государственного образования сформировать при министерстве образования и соответствующих региональных структурах инспекцию по контролю за незаконным воздействием на несовершеннолетних. А также принять программу профилактики негативного социально-психологического воздействия на несовершеннолетних.

8. Предлагаем поручить органам государственной власти разработку программ социальной, психологической и медицинской реабилитации пострадавших от деятельности деструктивных культов.

9. Многочисленные случаи преступлений, организованных или инициированных тоталитарными сектами и их адептами, как правило, не классифицируются правоохранительными органами в качестве таковых. Также отсутствует государственная система учета подобных преступлений, что делает неосуществимым анализ реальной ситуации в сфере преступной деятельности тоталитарных сект. В связи с этим предлагаем ввести соответствующую систему учета и классификации в правоохранительных органах.

10. Аналогичная ситуация имеет место в сфере учета случаев негативного воздействия деструктивных культов на здоровье и психику граждан вплоть до возникновения серьезных заболеваний или даже летального исхода. В связи с этим предлагаем в структурах здравоохранения ввести учет случаев отказа от медицинской помощи по причинам сектантской мотивации (с указанием последствий подобного отказа), случаев причинения вреда здоровью в результате деструктивных культовых практик. Особому учету подлежат случаи психических расстройств, индуцированных пребыванием в тоталитарных сектах или их практиками.

Мы также призываем СМИ добросовестно предупреждать граждан об опасности тоталитарных деструктивных сект. Только достоверная информация является надежной защитой от обмана и психологического насилия. Мы считаем необходимым более полно освещать на страницах газет, в теле- и радиоэфире не только информацию об опасности сект, но и применяемые ими методы психологических манипуляций и контроля сознания.

Мы надеемся на конструктивное сотрудничество в решении этой острой социальной проблемы всех заинтересованных общественных организаций.

Участники конференции благодарят за оказанное содействие в проведении конференции: аппарат Полномочного представителя Президента РФ в Сибирском федеральном округе, Областную администрацию, Мэрии г. Новосибирска, Управления МВД и ФСБ по СФО РФ, управление Госнаркоконтроля по Сибирскому Федеральному округу РФ, а также другие госстуктуры и общественные организации.

Принято 11 ноября 2004 г., единогласно 612 участниками Конференции,

гражданами России, Австрии, Болгарии, Германии, Казахстана, Канады, Украины и Франции,

представителями 22 епархий Русской Православной Церкви, Болгарской Православной Церкви и Украинской Православных Церкви

Приложение 1 Приложение 2 Приложение 3