Миссионерский отдел

Санкт-Петербургской епархии

Опыт подготовки сотрудников епархиальной миссии на Миссионерских курсах СПб епархии

02.04.2009
59_smВ самом начале 2000-х, когда десятилетний период свободного существования РПЦ показал не только успехи в восстановлении храмов и монастырей, но и проблемы внутрицерковной жизни, взаимоотношений Церкви и общества, стал остро ощущаться дефицит миссионерских кадров. Сводить миссию только к противодействию деструктивным сектам и к полемике в СМИ по различным информационным поводам оказалось совсем недостаточно для успешной проповеди Православия в нашем внецерковном и оккультизированном отечестве. Усилия нескольких талантливых энтузиастов не смогли существенно изменить общую картину.   К этому времени мы стали осознавать, что миссия – это не механическое увеличение численности посетителей храмов, а рост в обществе доли людей, осознающих себя православными христианами без националистических, имперских и потребительских иллюзий, и только поэтому становящихся прихожанами. Эти иллюзии – путь «по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол.2:8), а значит, от Христа и даже против Него.   «Сегодня люди не хотят слушать ни о Боге, ни о Церкви, – справедливо замечает итальянский богослов Энццо Бьянки. Сейчас не время Августина, сейчас люди не заняты поисками Бога, счастливы без Бога, но они тоже ищут смысл бытия. И если понятия "Бог", "Церковь" их настораживают, то образ Христа по-прежнему привлекателен для современного человека, может заинтересовать и дать этот смысл. Традиционная модель евангелиизации (узнавать в Церкви о Боге и затем – о Христе) не работает. Поэтому сегодня миссия должна двигаться в обратном направлении: от Христа – к Богу, и только потом – к Церкви». И, добавлю, через Личность Спасителя вводить в Священное Предание – жизнь в Духе Святом. Миссия, прежде всего, должна свидетельствовать, что без Христова Евангелия, Литургии и эсхатологии христианство немыслимо, что догматика – ограда Православия от лжеучений, а всё остальное – монашеские посты, молитвенные правила, окладистые бороды, платочки с юбками и способы постановки свечей – традиционны, дисциплинарны, второстепенны или вовсе необязательны.   На пути миссии возможны искушения, в частности, увлечение методом. А метод, понятый как догма, быстро превращается в идола или обрастает совершенно неправославными новшествами. Например, харизматический "Альфа-курс" с «уикендами Святого Духа», пикниками и глоссолалиями даже в православной упаковке никак не желает расставаться со своими сектантскими корнями. Еще пример – недавнее участие духовенства в музыкальном проекте Стаса Намина, когда похвальное желание православного свидетельства через массовую культуру выглядит как размывание уникальности христианского Откровения в нью-эйджевском религиозном синкретизме. С другой стороны, миссионерские неудачи, равно как и миссионерская пассивность усиливают позиции псевдо-ревнителей, охранителей "преданий старцев" (Мф.15:2) (а на самом деле – церковных модернистов) с их романтической ностальгией по «сильной руке» и патерналистским мировоззрением. Вместо проповеди Евангелия, личного покаяния и дел милосердия эти люди заняты бесконечным поиском врагов и трансляцией «новых откровений» (а на самом деле параноидальной мифологии) от таинственных и часто не очень вменяемых «старцев». И наш слабовоцерковлённый прихожанин, склонный, как и все постсоветские обыватели, к некритичному восприятию популистской псевдоблагочестивой демагогии и неадекватным реакциям на стресс, может легко качнуться в очередную диомидовщину. При этом враждебные Церкви силы пользуются любым поводом для пропаганды раскола. Как следствие – проникновение сектантских тенденций в Церковь – младостарчество вперемешку с невежеством и духовной прелестью, псевдоправославные общины опричного толка, оппозиционные законной иерархии, и псевдоправославный неохаризматизм. К сожалению, это прискорбные и болезненные реалии современной церковной жизни.   Что же можно противопоставить этим болезням? На наш взгляд, кроме решительных действий иерархии, – только православное свидетельство грамотных и трезвомыслящих мирян, и без этого нам никак не исправить внутрицерковную ситуацию и не изменить религиозную ситуацию в стране. Активные миряне – это Церковь, вышедшая в мир благовествовать о спасении на языке понятном миру не только словом о Христе, но, прежде всего, собственной христианской жизнью. Неприятие ценностей «мира сего», не означает бегство от них. Мы должны не только принять вызовы нашего времени, но и научиться их осмыслять и называть своими именами в соответствии с подлинными христианскими ценностями. И здесь у Церкви триединая задача, которая была вполне очевидна до христианской империи и становится всё более очевидной сейчас: проповедь о Христе "до края земли" (Деян.1:8), т.е. собственно миссия, последующая катехизация обращенных и пастырское окормление верных.   «У Церкви всегда есть "край земли" для того, чтобы начать свое апостольство. "Край земли" – это духовная граница, за которой начинается жизнь, лишенная света Христовой истины, – пишет архиепископ Иоанн Белгородский. Этот "край земли" может находиться непосредственно в пределах нашей епархии, нашего прихода, и внутренняя миссия для нас становится сегодня делом более важным, чем миссионерский посыл вне формальных границ Церкви».   Миссионерство – это и Божий дар, и призвание – «Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители?» (1Кор.12:29). Те несколько десятков, сотен или тысяч миссионеров по призванию будут "работать Господеви" (Пс.2:11) безо всяких указаний церковного начальства, но при неблагоприятных условиях могут уклониться в те или иные идеологические заблуждения, о которых говорилось выше. Задача Церкви – найти таких миссионеров по призванию и создать им «режим наибольшего благоприятствования».   Исходя из этой логики, Санкт-Петербургский епархиальный миссионерский отдел задумал, а в 2003 г., по благословению митрополита Владимира, организовал двухгодичные миссионерские курсы, чтобы целенаправленно готовить активных мирян для возрождения института епархиальной миссии.   Для наших абитуриентов желательно наличие высшего образования и обязательно знание основ веры, они должны предоставить письменное благословение духовника, заполнить подробную анкету, пройти собеседование с руководством курсов и протестироваться у психолога. Такие меры предосторожности необходимы, чтобы оградить курсы от заведомо не готовых и нездоровых людей. Мы разработали критерии отбора (коммуникативность, интеллект, минимум личностных нарушений), и нескольким поступающим по результатам тестирования было отказано. Всего состоялось три выпуска, и выпущено 30 человек, которые подразделяются на две категории. Тем, кто не только хорошо учится, но и проявляет миссионерскую инициативу, по благословению правящего архиерея присваивается звание сотрудника епархиальной миссии – это половина всех выпускников. Прочие, успешно окончившие курсы, становятся волонтерами. Выпускники работают во всех программах отдела, участвуют в епархиальных и городских выставках, конференциях, круглых столах и т.п. Примером может служить миссионерская конференция «Церковные суеверия» 2006г., где выступили несколько наших выпускников. На ней были подняты острые вопросы церковной жизни: о ложной духовности, о современном монашестве, о проблемах воцерковления, об экспертизе церковных изданий. Считаю, что открытое и трезвое обсуждение болевых точек церковной жизни – одна из важных миссионерских задач. К сожалению, большинство выпускников, в силу загруженности на основной работе, возраста и иных причин, не могут быть активными сотрудниками, но полученные на курсах знания они не забывают и в меру сил используют. В этом году мы набирали слушателей, отдавая предпочтение молодым и мотивированным на деятельное миссионерство. Но даже когда на выходе совсем немного людей, мы понимаем, что несколько компетентных специалистов в епархии – это уже шаг вперед, а движение шаг за шагом, думаю, предпочтительнее нарочитых миссионерских авралов по образцу идеологических кампаний советских времен. Программа курсов рассчитана на 2 года. Занятия вечерние, 2 раза в неделю по 4 академических часа. Слушатели изучают основное и сравнительное богословие, психологию коммуникаций, миссиологию, сектоведение, культурологию, основы права, информационные технологии и другие предметы. Нами выбрана блочная структура преподавания, т.е. каждый предмет преподается непрерывно, примерно в течение месяца. К преподаванию мы привлекаем представителей СПбДА, православных специалистов из петербургских вузов, иногда приглашаем лекторов из других городов. В рамках учебного курса преподавателям рекомендуется создавать задания, которые помогают выработке навыков к практическому применению полученных знаний для того, чтобы учащиеся могли:     Задания, как правило, основываются на реальной или приближенной к реальности жизненной ситуации и даются критерии оценки результата.   Это максимальные задачи, но мы стремимся, чтобы по окончании курсов выпускники представляли, как проповедовать внецерковной аудитории; оказывать консультационную помощь адептам сект и их родственникам; сравнивать учение Православной Церкви с учениями инославных, иноверных, еретических и деструктивных религиозных организаций; контактировать с представителями власти и правоохранительных органов; использовать информационные технологии; выстраивать конструктивные отношения со СМИ.   Еще одна проблема, о которой нельзя умолчать, – это финансирование. Святейший Патриарх не раз говорил, что в любом церковном деле, кроме Божиего благословения, важны три составляющие: люди, идеи и финансы. Из-за отсутствия средств мы два года не могли продолжать обучение. Думаю, эти вопросы требуют отдельного внимания съезда.   "...А земли брать в наследие остается еще очень много" (Ис.Нав.13:1). С такими словами Господь обратился к Иисусу Навину, когда тот состарился. Он долгие годы своей жизни завоевывал землю, обещанную Господом народу Израиля, но, тем не менее, все еще оставалось много земли для того, чтобы взять ее в наследие. Ветхозаветный Израиль – прообраз Церкви Христовой, а эти Божии слова вполне можно считать обращенными к миссионерам. И значит, нам остается еще очень много земли, которую нужно брать в наследие, и край этой земли, «побелевшей нивы» (Ин.4:35) находится рядом с каждым из нас. Будем же молить «Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою». Потому что этой «жатвы много, а делателей мало» (Матф.9:37,38).