Миссионерский отдел

Санкт-Петербургской епархии

ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЕ

03.05.2012
cropped-135_sm.jpeg Смирнов А.Ю., юрист, сотрудник епархиальной миссии. ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЕ   С 1 января 2012 года в Российской Федерации легитимирован институт народной медицины. Прежде чем рассматривать его правовую природу, обратимся к некоторым наиболее важным положениям действующего Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Согласно ст. 3 закона «Законодательство в сфере охраны здоровья основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации». Примечательно, что в случае правовой коллизии, т. е. противоречии в нормах права, применяются положения Основ. Таким образом, законодатель закрепил приоритет рассматриваемого закона над другими законодательными актами и принимаемыми исполнительной властью подзаконными актами. Исключение составляют положения Конституции и ратифицированные Россией международные соглашения. Основами установлено: «В случае несоответствия норм об охране здоровья, содержащихся в других федеральных законах, иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, нормам настоящего Федерального закона применяются нормы настоящего Федерального закона». На наш взгляд, подобная формулировка недопустима по следующим соображениям. Гражданский кодекс Российской Федерации содержит целый раздел «Возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью гражданина», состоящий из 11 статей. Иначе как правовыми нормами, охраняющими здоровье граждан, его не назовёшь. Мы уже отмечали приоритет норм Основ перед другими федеральными законами, но аналогичная норма содержится и в ч.2 ст. 3 ГК РФ: «Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему кодексу». Налицо правовая коллизия, т. к. Гражданский кодекс является федеральным законом. Безусловно на практике будут применяться положения Гражданского кодекса. Несомненно, принятие законодателем ст. 50 Основ «Народная медицина» даёт возможность применить с пользой для общества уникальные знания, накопленные столетним, может быть, тысячелетним опытом врачевания людей. Однако подобная практика не должна причинять вред пациенту. Что же понимается под народной медициной? Закон определяет следующее: «Народной медициной являются методы оздоровления, утвердившиеся в народном опыте, в основе которых лежит использование знаний, умений и практических навыков по оценке и восстановлению здоровья.К народной медицине не относится оказание услуг оккультно-магического характера, а также совершение религиозных обрядов». С одной стороны, государство ограждает здоровье населения от сомнительных практик оккультного или магического характера, с другой стороны, законодательно это понятие не раскрыто, что может привести к конфликтам при выдаче или отмене разрешений народным целителям. В общественном сознании выработался архетип (устойчивое подсознательное убеждение), что народная медицина связана с траволечением или мануальной терапией. Скорее всего, попали под обаяние упомянутой психологической установки и разработчики рассматриваемой правовой нормы. Во-первых, лечение травами зачастую сопровождается разного рода заговόрами. Во-вторых, помимо оккультно-магических практик, народный целитель может формально претендовать на занятие хирургией, стоматологией и прочими требующими специальных познаний и оборудования видами медицинской деятельности. Так, в древности душевнобольных лечили неоднократным погружением в ледяную воду — чем не народная медицина? Конечно, в Основах такому «лечению» поставлен некий барьер в виде получения разрешения с обязательным одобрением методики некоммерческой медицинской организацией, но стремление шарлатанов получить официальное разрешение для своего промысла может породить ненужные судебные тяжбы на местах. Таким образом, можно утверждать, что помимо отграничения от оккультно-магических практик, рассматриваемые положения Основ содержат распространительное толкование, что позволяет лицам совершенно далёким от медицины узаконить свою деятельность. Выдачей разрешений занимаются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Поэтому следует ожидать появление самой разнообразной и противоречивой практики при выдаче разрешений на занятие народной медициной. Неоправданно мягкими, на наш взгляд, представляются и санкции за незаконное занятие медицинской деятельностью. Так, диспозиция статьи 235 «Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью» УК РФ предусматривает уголовную ответственность только в случае причинения вреда потерпевшему. Отметим важные моменты рассматриваемой правовой нормы:
  1. Преступление считается неумышленным.
  2. Ответственность наступает только в случае причинения вреда здоровью человека, не важно, какой степени тяжести.
Несмотря на то, что задачу следствия доказать наличие состава преступления облегчает отсутствие такого признака как умысел, на практике привлечь к уголовной ответственности по ст. 235 УК РФ представляется довольно затруднительным. Чтобы доказать наличие состава в преступлении, необходимо установить причинно-следственную связь между полученной медицинской помощью и наступившим ухудшением здоровья. Как минимум должна быть картина состояния здоровья до обращения за лечением и после проведённого курса лечения. Кроме того, диспозиция статьи не позволяет привлечь к уголовной ответственности лиц, незаконно практикующих в области народной медицины, т.к. уголовная ответственность предусмотрена только в отношении лиц, не получивших лицензию, когда, напротив, целитель получает разрешение. Более точная и приемлемая формулировка отражена в ст. 6.2. Кодекса об административных правонарушениях «Незаконное занятие частной медицинской практикой, частной фармацевтической деятельностью либо народной медициной (целительством)». Административная ответственность наступает также вне зависимости от наличия причинения вреда здоровья пациенту, а лишь за сам факт правонарушения. Повторим, санкции за данный вид правонарушения представляются слишком мягкими: в случае смерти человека ограничение свободы на срок до 5 лет или лишение свободы на тот же срок; за административное нарушение предусмотрен штраф от полутора до двух тысяч пятисот рублей. Учитывая, что за сеансы псевдоцелителей взимаются более крупные суммы, говорить о действенности санкций не приходится. Тем более, не предусмотрена более суровая ответственность за повторное совершение подобных правонарушений — санкции остаются такими же.