Миссионерский отдел

Санкт-Петербургской епархии

Секрет харизматического «помазания»

07.02.2017

Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!
(А.С. Пушкин «Признание»)

Если мы зададимся целью проведения поиска неологизмов в лексическом словаре последователей так называемого харизматического движения, то, несомненно, остановим свой взгляд на термине «помазание». Это слово используется в многочисленных комбинациях: «помазанное служение», «помазанная проповедь», «сошло помазание», «помазанная молитва», «помазанник» и, наконец, «сильное помазание». Во всех перечисленных случаях харизматы под словом «помазание» подразумевают особенно сильное действие благодати, присутствия Духа Святого.

«Присутствие» Духа Святого у харизматов чаще всего сопровождается тотальной эйфорией, умиленными слезами, безудержным смехом, падениями «в духе», неистовыми духовными прыжками, широко рекламируемыми исцелениями и пророчествами. Короче всем тем, чем так сильно гордятся монтанисты нового времени перед православными «религиозниками»[1] и более спокойными протестантами. Все указанные проявления «помазания» принимаются харизматами как безоговорочное свидетельство собственной правоты и истинности. Их мало интересуют догматические заблуждения и грехи собственных «апостолов», ведь они несут на своих плечах «помазание», а это значит, что с ними Бог. Именно поэтому разговор с представителями харизматического движения так затруднителен: они лишь с ухмылкой смотрят на многочисленные доводы оппонента, милостиво прощая «религиозника» в силу его духовной ущербности.
Да и какой тут может быть разговор, когда у харизматов «драйв», «движуха» и «помазание», а православные что-то твердят о различении духов, страхе Божьем, аскетизме и прелести.

Отличительной особенностью харизматического движения является безграничное доверие сверхъестественным духовным проявлениям. Абсолютно все принимается ими на веру, за действие благодати. Когнитивно диссонансное сознание харизмата не оставляет места мысли о том, что «духовное» проявление может быть инспирировано самим самонакручивающим себя харизматом или иными духовными силами. И когда кто-нибудь в разговоре дерзает усомниться в «помазанности» какого-либо «пророка» или «апостола», то сталкивается с неминуемым возмущением:
«Как Вы можете хулить помазанника? Не боитесь Божьего гнева?». Пресловутое «помазание» становится гарантом правдивости проповедника, его пророчеств и учения.

Особенно великим «помазанникам» прощается многое: кощунственное поведение Ледяева, лжепророчества Бенни Хинна, мошенничество Аделаджа, хамство Шаповалова и Тодда Бентли. В глазах харизматического сообщества они остаются «помазанниками». Рядовому харизмату сложно совместить несомненное в его глазах «помазание» и явные факты, дискредитирующие «генерала веры». Чаще всего на эти факты стараются закрыть глаза, дабы они не заставили сомневаться в других «помазанниках», страшнее – в их «помазании», самое чудовищное – в собственных духовных переживаниях.

Именно поэтому так важны фильмы вроде «Марджо». Что мы в нем видим? Грустную историю мошенника — харизматического проповедника, которому сломали детство его родители, такие же, как и он «евангелисты» — шарлатаны. Для харизмата это уже новость, ведь он безоговорочно верит в кристальную чистоту собственных учителей.

Но самое страшное известие его ожидает далее: оказывается Марджо, являясь успешным проповедником, не верит в Бога и попросту глумится над внемлющими ему харизматами. Однако, ни неверие, ни плохое поведение не мешает ему сводить на зал удивительно сильное «помазание», от которого люди валятся как снопы, катаются по полу и умиленно плачут, наслаждаясь прикосновением «святого духа». Достигнутому эффекту могли бы позавидовать многие современные «помазанники», но Марджо Гортнер не жаден и раскрывает секрет своего успеха.

В фильме есть несколько эпизодов, в которых мы увидим Марджо «в работе»: довольно искусного введения слушающих его проповедь в состояние транса. Делает он это следующим образом: в течение довольнопродолжительного времени активно перемещается по залу, экспрессивно жестикулирует и очень громко, «с жаром» проповедует «слово»; затем на короткий промежуток времени проповедь становится тише, после чего на какой-то миг резко усиливается громкость, а затем сразу звучит щемяще-жалобное обращение в зал с просьбой поднять руки и участвовать в молитве, которую Марджо от лица всего зала приносит Богу. Все это напоминает детские качели или плавательную лодку: для того, чтобы было проще перевернуть лодку на воде, ее необходимо качать из стороны в сторону и тогда, когда амплитуда колебаний достигнет максимума стоит приложить последнее усилие и опрокинуть её вверх дном. Марджо, по сути, делает тоже самое: раскачивает сознание слушающих и в момент, когда оно окончательно дезориентировано, бьет по «сентиментальной струнке», вводя всех в «помазание». Вот и весь секрет, который веселящийся Марджо Гортнер подтверждает «за кулисами», разыгрывая в присутствии нескольких хиппи сценку схождения «духа святого» на восторженно слушающую его молодую особу.

В том же самом разговоре Марджо упоминает и о фирменных харизматических «исцелениях»: «Как только первого обработал, начинается «ой, у меня спина прошла», «ой, у меня спина или нога уже не болит». И все чувствуют себя лучше. Это уже психосоматика».

Молодой мошенник и не думает видеть в себе обладателя духовных даров. Все чувственные переживания, по его мнению, рождает в себе сам человек. Марджо лишь создает условия для того, чтобы харизмату было проще накрутить себя до состояния «сошедшего помазания». Стоит отметить, что это сделать несложно, так как любой харизмат жаждет получить определенные чувственные переживания от «духа святого» и ожидает сверхъестественного прикосновения. Особенно сильным это ожидание будет тогда, когда прорекламирован приезд маститого «апостола»: вот тут-то харизмат работает на все 100%, дабы не упустить свою порцию «харизмы». Кульминацией этого ожидания становится непосредственный физический контакт с «помазанником», во время которого «духоносец» возлагает свою пророческую длань на страждущего этого возложения бедолагу. В момент, когда все душевные силы взвинчены до предела к взмокшему от перенапряжения лбу харизмата прикасается ладошка «пророка», горячее дыхание запыхавшегося проповедника овевает лицо, экспрессивная тирада заставляет трепетать сердце: «Именем Иисуса Христа, я приказываю всякой болезни убираться вон! Дух Святой наполни его прямо сейчас! Используй этого брата особенным образом, молю Тебя, во имя Иисуса Христа!». В этот момент сентиментальность вступает в теснейшую связь с человеческой гордынькой, и харизмат начинает благодарно рыдать, вкушая сладостный коктейль собственных эндорфинов, которые при большом градусе могут сбить его с ног и в безмятежном состоянии препроводить на пол.

Подобно тому, как ожидающие праздника восторженные дети не замечают подмены, принимая переодетого отца за деда Мороза, харизматы не различают в манящем «помазании» собственного безумства, развивая свое умение «входить» в оное. Не приходится сомневаться, что тренировка данного навыка неминуемо скажется на нервной системе практикующего его человека: ведь для стабильного эффекта харизмат должен в совершенстве овладеть умением переворачивать «лодку», а это не может пройти без серьезных последствий для его души.

В заключении стоит добавить, что в той или иной степени стать «Марджо» может каждый, причем не обязательно самому осознавать собственного мошенничества: научившись раскачивать «лодку» своей души, можно с легкостью управлять залом. Я не удивлюсь, если достоверно узнаю, что большинство харизматических проповедников и в самом деле верят в собственные духовные способности. Это не снимает с них вины — они мошенники, только в отличие от честного мошенника Марджо, первыми обманывают себя.

Тем не менее, ни данный фильм, ни другие сенсационные свидетельства лживости харизматического пути вряд ли образумят его последователей: сам главный герой представляемогофильма, отвечая на вопрос о прогнозируемом эффекте своей картины в харизматической среде, выражает уверенность в её нулевом результате. И это неудивительно, так как харизмат не может усомниться в собственном духовном опыте, не усомнившись при этом в существовании Бога: слишком много откровений и переживаний вменяются Тому, Кого харизмат по-настоящему так и не узнал[2].

1. Термин «религия» имеет ярко выраженное негативное значение в харизматической среде. В общем смысле он означает «мертвую веру», то есть ту веру в Бога, в которой отсутствуют сверхъестественные переживания, веру «разума» в противоположность духовной вере харизматов. По мнению харизматических проповедников, подавляющее большинство ныне живущих христиан оградили себя от Бога барьерами догматов и доктрин, которые мешают им раскрепоститься и взять у Бога собственное наследство – духовные дары и материальные блага.

2. С точки зрения православной аскезы, весь совокупный духовный опыт харизматов можно назвать прЕлестным. В православной аскетической литературе прямо описаны все те проявления, которые принимаются современными харизматами за несомненное действие Духа Святого. Источником прелести может являться как сам человек, так и бесы, но обольщенный всегда будет верить в то, что получаемые им духовные переживания и откровения имеют божественное происхождение. У харизматов принято выстраивать здания личной духовности вокруг собственных «откровений» и переживаний. Таким образом, новость о ложной природе тех и других явится сильным ударом по вере харизмата, так как вся его духовность зиждется на зыбком песке сентиментальности.

http://apologet.in.ua/apologetika/totalitarnye-sekty/