Миссионерский отдел

Санкт-Петербургской епархии

Проблема подготовки миссионеров. Опыт Санкт-Петербургской епархии

27.01.2015

cropped-135_sm.jpegВ рамках XXIII Международных Рождественских Чтений в Москве состоялись несколько тематических конференций. В Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном Университете 20.01 прошла секция «Практическая миссия», где по приглашению декана Миссионерского факультета ПСТГУ прот. Николая Соколова выступил с докладом Председатель Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии прот. Георгий Иоффе.

С 90-х годов прошлого века состоялось уже 5 Всецерковных миссионерских съездов, однако, только на последнем из них, в конце ноября 2014, Святейшим Патриархом Кириллом были озвучены предельно четкие директивы епархиям об обязательном миссионерском образовании в виде двухгодичного полу-бакалавриата. Очевидно, что проблема не только формального наличия, но и минимального образовательного уровня миссионерских кадров на местах встала перед нашей Церковью со всей остротой.

Стремительно меняющаяся общественно-политическая ситуация и жесткие вызовы информационного общества ставят перед нами ряд непростых вопросов, на которые, по-видимому, нет однозначных ответов, и главный из них – каким образом осуществлять миссию Церкви сегодня? Возможно, нам необходимо мгновенно реагировать на всякий информационный повод. А может быть, нужно становиться на позиции, априори отрицающие весь секулярный мир «во зле лежащий», или наоборот, практиковать либеральную миссионерскую «икономию». От ответа на этот главный вопрос зависит вся наша дальнейшая стратегия и тактика. Существуют канонические документы Церкви о миссии: Концепция, документы Священного Синода, материалы Миссионерских съездов и конференций, должностные инструкции и т.д., но невозможно наполнить конкретным содержанием и применить к повседневной церковной жизни формулировки этих документов без мотивированных и образованных миссионеров. Очень бы не хотелось, чтобы возобладал бумажно-бюрократический подход, когда в ворохе красивых отчетов официальных структур о множестве миссионерских мероприятий отсутствует реальная жизнь.

Духовные школы готовят, в основном, будущих священнослужителей, и абсолютно необходимые для студентов общецерковные дисциплины съедают почти всё учебное время. Предмет Миссиологии на 3 курсе очного бакалавриата СПбДА занимает всего 1 семестр по 1 паре в неделю плюс минимальная миссионерская практика. Не уверен, что в большинстве других духовных школ этому уделяется намного больше внимания.

Позвольте рассказать об опыте Миссионерских курсов при Миссионерском отделе Санкт-Петербургской епархии. Думаю, что разрабатываемые сейчас программы 2-х летнего миссионерского образования смогут воспользоваться нашим опытом. Мы стали осознавать необходимость обучения сотрудников епархиальной миссии самом начале 2000-х, когда десятилетний период свободного существования РПЦ показал не только успехи в восстановлении храмов и монастырей, но и проблемы внутрицерковной жизни, взаимоотношений Церкви и общества. Тогда же мы сформулировали для себя, что основная задача миссии – это не механическое увеличение количества храмов и численности их посетителей, а рост в обществе доли людей, сознательно идентифицирующих себя с православным христианством и пытающихся жить в этой мировоззренческой максиме. При этом важно не оттолкнуть номинальных православных и колеблющихся в вере, а также привлечь симпатии разумных скептиков, ведь религиозно мотивированные люди, не нашедшие себя в Церкви, становятся легкой добычей разного рода лжеучений и сект. Для исполнения этих задач миссии жизненно необходимо свидетельство грамотных и трезвомыслящих мирян. Активные миряне, лаики, верные – это Церковь, вышедшая в мир благовествовать о спасении на языке понятном миру не только словом о Христе, но, прежде всего, собственной христианской жизнью. Неприятие ценностей «мира сего», не означает бегства от них. Мы должны не только принять вызовы нашего времени, но и научиться их по-христиански осмыслять и называть своими именами. И здесь работа мирян органично вписывается в триединую миссию Церкви: проповедовать о Христе «до края земли» (Деян.1:8), катехизировать обращенных, чтобы подвести их к Таинствам и пастырскому окормлению, где уже на первый план выступает духовенство.

Исходя из этой логики, Санкт-Петербургский епархиальный миссионерский отдел в 2003 году по благословению священноначалия организовал двухгодичные миссионерские курсы, чтобы целенаправленно готовить активных мирян для возрождения института епархиальной миссии. С учетом нашего более чем 10-летнего опыта, предлагаю основные критерии для поступающих и наши рекомендации по системе обучения.

Критерии отбора миссионеров:

1.       Сознательная мотивация на миссионерскую деятельность. Без этого всё дальнейшее обучение лишается смысла. Необходима характеристика абитуриента от духовника или настоятеля, а также краткое эссе с формулировкой собственных мотивов обучения.

2.       Обязательное знание основ православной веры. Проверка этих знаний может осуществляться в режиме собеседования или компьютерных тестов, например, разработанных коллективом портала «Азбука веры».

3.       Обязательное психологическое тестирование абитуриента для выявления: отсутствия психических патологий и серьезных личностных нарушений, устойчивости психики, высокой коммуникативности и развитого интеллекта. Надеюсь, не нужно объяснять, что это абсолютно необходимые качества для будущего миссионера.

4.       Желательность высшего образования. Это предполагает известный культурный уровень и дает обучаемому возможность легче осваивать предлагаемые дисциплины, поскольку уже имеется опыт обучения и подготовки к экзаменам.

Пусть предлагаемые критерии не покажутся вам чересчур жесткими, ведь миссионеры – это передовой отряд, спецназ Церкви, а липовая подготовка миссионеров для улучшения отчетности даст прекрасные липовые результаты. Есть еще три существенных аспекта проблемы миссионерского обучения, на которые я хочу обратить ваше внимание. Первый – организационный – состоит в том, что будущие студенты полу-бакалавриата, а это помощники по миссионерской работе в благочиниях и приходах, назначаются сверху, а не приходят сами. Эти должности часто номинальные, без учета способностей и личной мотивации назначаемых, что может свести на нет все дальнейшие образовательные усилия. Следовательно, необходимо предварительно, заручившись благословением священноначалия, проводить работу с благочинными и настоятелями храмов. Считаю, что не прошедшим отбор по вышеназванным критериям, должно быть отказано в обучении, а с мест было бы необходимо присылать годных для миссии людей. Второй аспект – методический – будущие миссионеры это работающие или учащиеся люди, в основном, семейные. Программа обучения рассчитана на 2 года, занятия предполагаются вечерние, по всей видимости, не менее 2 раз в неделю по 4 академических часа, т.е. для успешного обучения необходимо еще заниматься самостоятельно. Как мы знаем из программ бакалавриата, первые два года посвящены, в основном, «введению в специальность», но миссионерское обучение имеет особую специфику, призванную дополнить блок общецерковных дисциплин. Чтобы подготовка будущих миссионеров не стала ущербной версией программы духовных школ, надо так выстроить систему обучения, чтобы она помогала хорошему усвоению материала, разработать список учебной литературы и подготовить ряд специальных учебных пособий по изучаемым дисциплинам. Наконец, третий аспект проблемы – финансовый, и пока непонятно, каковы источники финансирования миссионерских образовательных программ.

Далее – о методическом опыте петербургских курсов. Нами была выбрана блочная структура преподавания, когда каждый предмет преподается непрерывно, примерно в течение месяца. Как показывает опыт, это более эффективно для усвоения материала. К преподаванию мы привлекаем представителей СПбДА, православных специалистов из петербургских вузов, иногда приглашаем лекторов из других городов. Слушателям предлагаются следующие предметы: психология коммуникаций, миссиология, введение в Священное Писание и библеистику, основное богословие, религиоведение, история Церкви, сравнительное богословие, сектоведение, психология влияния сект и способы защиты, культурология, информационные технологии, основы права. Как видите, список этих предметов несколько отличается от программы первых двух курсов духовных школ.

В рамках учебного курса преподавателям рекомендуется создавать задания, которые помогают выработке навыков к практическому применению полученных знаний для того, чтобы учащиеся могли:

         Найти нужную информацию, провести ее анализ, выделить главную мысль, найти аргументы «за» и «против», сравнить различные точки зрения;

         Провести беседу, интервьюирование, консультирование;

         Провести встречу с представителем власти, СМИ;

         Подготовить речь и выступить с ней публично, участвовать и выступать без подготовки на семинаре, встрече, круглом столе, на радио, на ТВ;

         Написать заметку, статью, составить и поместить объявление;

         Организовать семинар, круглый стол, дискуссию, выступить на них в качестве ведущего;

         Написать заявление, жалобу, предложение, иск, заключение, меморандум, выступить в суде, участвовать в переговорах или посредничать на них;

         Составить план действий в конкретной ситуации.

Задания, как правило, основываются на реальной или приближенной к реальности жизненной ситуации и даются критерии оценки результата.

Это максимальные задачи, но мы стремимся, чтобы по окончании курсов выпускники представляли, как проповедовать внецерковной аудитории; оказывать консультационную помощь адептам сект и их родственникам; сравнивать учение Православной Церкви с учениями инославных христиан, иных религий, еретических и сектантских организаций; контактировать с представителями власти и правоохранительных органов; использовать современные информационные технологии; выстраивать конструктивные отношения со СМИ.

Сегодня, как и в течение всей истории Церкви, актуальны слова Спасителя, о том, что «жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Матф.9:37,38). Надеюсь, что с Божией помощью, совместными усилиями епархиальных структур, духовных школ и православных учебных заведений мы сможем изменить нынешнюю миссионерскую ситуацию.